olegpanfilov2

Categories:

Глава из новой книги "Соотечественник". Размышления русского о русских"

Буду дописывать книгу "Соотечественник". Размышления русского о русских" - готова процентов на 70. Если интересно, буду размещать фрагменты, пока не редактированные.

Чтобы  понять, что такое «соотечественник» я однажды решил заглянуть в  Википедию – нашел статью «Русские». В разделе «Физическая антропология и  генетика» читаю: «Следующие признаки отличают русских от  западноевропейских популяций: Шатены преобладают над блондинами и  брюнетами, преобладают такие оттенки глаз, как голубые, серые, зелёные;  Средний рост бровей и бороды; Умеренная ширина лица; Преобладание  среднего горизонтального профиля и средневысокого переносья; Меньший  наклон лба и более слабое развитие надбровья».

Появилось  ощущение, что читаешь «Mein Kampf», а за спиной ехидно хихикает доктор  Менгеле. Я почему-то сразу вспомнил скульптурный портрет Ивана Грозного  работы антрополога Герасимова – ни под одно определение он не подходил.  Как, впрочем и все тринадцать императоров Российской империи по фамилии  Романовы были с немецкими мамами и с одной датской. Николай II в  результате длительной ассимиляции на протяжении двух веков оказался  «русским» лишь на несколько процентов.

А раньше и вовсе были не  славяне Годуновы и совсем не славяне Рюриковичи. В списке жен «русских»  князей достаточно половчанок и других иностранок, никак не подходящих к  определению «русские» в Википедии. Как и нынешний комический император  Путин явно выбивается из перечисленных признаков.

Помимо внешних  черт, придуманных московскими антропологами для различия «русских» от  других, существует чисто лингвистическая причина для рассуждений.  Этнонимы всего мира это имена существительные, и только «русские»  почему-то прилагательные. То есть, некий народ, который кому-то  принадлежит, или чему-то под словом Рус, от чего и образовано  прилагательное «русский».

В истории было только одно государство с  таким названием – Киевская Русь, с четкими границами и своей  территорией, к Российской Федерации не относящейся. Как только в 10 веке  появилось греческое название Ρωσία, княжество, а потом и царство долгое  время называлось «Росия» - с одним «с». С двумя буквами «с» название  появилось с середины XVII века и окончательно закрепилось при Петре I.

Еще  сложнее обстояло дело с населением. В поисках причин всемирной любви к  своей всемирной значимости, я попытался собрать данные о числе  «русских», известные по историческим источникам. Более-менее, историками  собрана статистика, начиная с XV века. В Московском княжестве XV века  население составляло 2 миллиона человек, при разрастании территории в  XVI веке - 5,8 – 6,5 миллионов, в XVII веке – 10,5-11 миллионов, в  начале XVIII века – 13-15 миллионов. В XVIII-XIX веках численность  населения Российской империи вырастает невероятно быстро: прирост в 1719  году составляет 57%, в 1795 – 82%, в 1843 – 80%, в 1896 – около 55%. Ни  одна виагра не справилась бы с такой сексуальной активностью.  населения.

Количество «русских» вырастает с «приобретением  русских земель», что автоматически означает и приобретение населения,  сразу же названного "русским". Именно тогда и появляется новый этнос –  «русские», что совсем не обязательно русичи, русаки или россы. Предков  части из них завоевали в XVI веке, других в XVII или позже.  Сформировалась общность людей, говорящих на одном языке. О настоящем  происхождении новых "русских" говорят фамилии – Аксаков, Юсупов.  Карамзин, Фонвизин, Даль, Лермонтов, Кутузов, Салтыков, Пржевальский,  Бортнянский, Разумовский, Кантемир, Багратион.

Кто-то с  татарскими фамилиями, кто-то с польскими или украинскими, шотландскими,  немецкими, грузинскими, румынскими, но все они почему-то «русские». То  есть принадлежат к государству с греческим названием. Запутанность  настолько очевидна, что уже никто и не спрашивает об антропологии, а  своих предков «русские» предпочитают забывать, чтобы вдруг не узнать,  что какой-нибудь прапрапрадед был татарским ханом, польским шляхтичем  или житомирским пасечником.

С лингвистикой вроде разобрались. С  территорией – тоже. Никакой России до XVII века в Сибири и на Дальнем  Востоке не было, как и не было там никаких «русских», они начали  оккупацию, которую почему-то назвали «собиранием земель русских».  Остается все-таки разобраться с внешним видом. Моего дядю Колю Пешкова,  когда он приезжал в гости в Таджикистан, почему-то считали таджиком,  хотя он был курносым, но смуглым. В поиске антропологической  идентичности на «русских», в широком понимании, скорее похожи  голубоглазые и русые памирцы. Но и «русских» с такими признаками не так  много.

И с антропологией не все получается, потому что предками  «русских» на Средне-Русской возвышенности были кривичи, ильменские  словене, вятичи, северяне, меря, мещера, мурома, чудь заволоцкая, весь.  Проще говоря, кого только не было на территории, когда еще и государств  никаких не было, а были разрозненные народы, которых периодически  завоевывали более развитые народы, сумевшие создать мощные государства.  Вплоть до XIII века, пока на территорию нынешней Центральной России не  пришли монголы с армией из присоединившихся народов и заняли территорию,  которые историки от пропаганды назвали «игом».

Все-таки «иго» -  это когда покоряют, а в XIII веке покорять особо некого было. Была  Киевская Русь, была Хазария, были племена и полумифическое «Государство  Рюрика» - придуманная советскими историками территория на севере  нынешней России. Однако до сих пор непонятно, кем был сам Рюрик – то ли  скандинавом, призванным на княжение племенами чуди, словен, кривичей,  мери, а также, возможно, веси. То ли славянином неизвестного  происхождения.

До монголов немногочисленные князья были и  остаются полумифическими героями «русской» истории, часть из них и вовсе  имела прямое отношение к Киевской Руси, которую почему сейчас принято  считать проторусским государством. Почти три века монголы назначали на  княжение лояльных к ним отпрысков, многих посылали на «стажировку» в  Монголию. В списке "русских" правителей IX - XIII веков значатся только  князья новгородские, владимирские и почему-то киевские. Московских  князей тогда не было, как и самого города. С XVI века уже правят  Рюриковичи (два царя), Годуновы (три царя), до появления Романовых были  семь лет политического бардака, называемого «смутным временем» и  «семибоярщиной».

Тогда никого особо не волновала  «национальность», поскольку многие цари были пришлыми или как сейчас  говорят «понаехавшими». Впрочем, понаехавшими были и сами Романовы,  бравшими в жены немок и одну датчанку, а в некоторые периоды романовской  истории императорами были и вовсе иностранцы, как, например, Марта  Самуиловна Скавронская-Крузе, известная как Екатерина I, или Карл Петер  Ульрих – «русский» император Петр III Федорович.

Но именно в те  времена началась кампания по идентефикации населения, в том числе и уже  на захваченных территориях от левого берега Волги до Дальнего Востока.  Все эти народы в том числе и разного антропологического типа необходимо  было как-то объеденить – с помощью церкви и причастности к государству,  создаваемой империи. Церковь после реформы Петра I стала частью  имперской идеологии, прежде всего потому, что во главее ее стоял не  патриарх, а император.

Чему-то научившийся в Европе царь скорее  всего не читал Евангелия, но понимал, что церковь должна быть  объединяющей силой. Один из учеников Христа апостол Матфей произнес  фразу «Воздатите кесарева кесареви и божия богови» (Матф. 22:21),  подразумевающую разделение властей – светской или мирской, и церковной.  Петр I сделал себя единоличным правителем - и божественного, и  государственного.

Петр I хотел быть похожим на британского  монарха, имеющим исключительное право назначать архиепископов, епископов  и настоятелей кафедральных соборов. Правда к тому времени в Британской  империи в декабре 1689 года был принят "Бильь о правах", закрепившим  право парламента быть верховной властью. В России Петра I единоличная  власть принадлежала императору и делиться ею ни с кем он не хотел.

С  того времени все имперские завоевания сопровождались лозунгами  побеждаемого православия над «бусурманами», «жидами» и язычниками.  Теперь становится «русским» было намного проще – достаточно было  креститься. В Москве еще с XVI века все инородцы получали после крещения  подарки и должности – так было с черкесами и другими кавказскими  народами, татарами и другими поволжскими народами, а дальше на Восток  стали появляться якуты и шорцы с русскими именами и фамилиями. После  крещения они все становились Мариями, Петрами, Михаилами и прочими  "русскими".

Теперь дело оставалось за главным – за «русской  идеологией», которая бы не объединяла народы, а закрепляла за «русскими»  право быть главными. В российской прессе и документах до самого XIX  века было четкое разделение на «русских» и инородцев, причем  «инородцами» назывались даже те, кто жил на своей земле, теперь  захваченной империей. Для определения чужих использовалось много  терминов – «туземцы», «варвары», «полудикие народы» и другие  уничижительные обозначения тех, кто мешкал становиться «русскими».

Процесс  становления был простым – креститься, назвать себя русским именем,  своими поступками укрепить к себе отношение как к новому «русскому». Все  же знают, что Петр Багратион – «русский» генерал, хотя и рожден  этническими картвелами (грузинами). Абсолютно «русским» генералом был  Павел Цицианов (Цицишвили) или генерал Александр Фрезе – из остзейских  немцев. В пору завоевания Кавказа в XVIII-XIX веках значительная часть  генералов и высших офицеров были наемниками, иностранцами, поступившими  на службу в российскую армию. В своих воспоминаниях многие называют себя  «русскими», как и супруги российских императоров, по-русски говоривших  очень плохо или не говорившие вовсе.

Если с прилагательным  «русские» было все понятно – коли приехал зарабатывать деньги на войнах,  то становись «русским», то с «национальностью» было сложнее. Русский  националист и публицист Иван Солоневич объяснял суть политики: «Русская  империя со времен «начальной летописи» строилась по национальному  признаку. Однако, в отличие от национальных государств остального мира,  русская национальная идея всегда перерастала племенные рамки и  становилась сверхнациональной идеей, как русская государственность  всегда была сверхнациональной государственностью, – однако, при том  условии, что именно русская идея государственности, нации и культуры  являлась, является и сейчас, определяющей идеей всего национального  государственного строительства России».

Тогда никто не был  озабочен антропологией – разрезом глаз или цветом волос, если даже  вполне себе сохранивший негроидные черты Александр Пушкин стал русским  классиком. А сын датчанина Йохана (или Иоганна) Кристиана Даля, Владимир  Даль был составителем «Толкового словаря живого великорусского языка».  Первый состав Санкт-Петербургской (Российской) академии наук был  исключительно из английских, французских, немецких и итальянских  фамилий. Михайло Ломоносов был назван основоположником науки позже,  когда, кстати, отучился в Киево-Могилянской академии, где получил основы  грамматики славянского языка, из которого был потом придуман «русский  язык».

В 1924 году захватившие власть в России коммунисты пошли  дальше имерской политики – они придумали разделить людей по  национальностям. До того люди жили определениями, данными им предками,  если и делили себя, то по географическому происхождению – псковские или  москвичи, в Центральной Азии – Самарканди (из Самарканда) или Худжанди  (из Худжанда). Язык играл лишь вспомогательную роль – грамотные люди и  купцы знали всегда по несколько языков. Было разделение по конфессиям,  но не в виде колючей проволоки или рвов с водой, а условно – в центре  Старого Тбилиси рядышком, всего в 200-300 метрах друг от друга стоят  мечеть, синагоги, армянские и грузинские церкви.

Коммунисты  декларировали «дружбу народов», одновременно разделяя людей, со временем  натравливая друг на друга. Резон в национальностях объяснялся «правом  на самопределение», но коммунисты стали придумывать «национальные  границы», определяя вольно, по своему разумению, где должны жить  титульные нации, заодно придумывая эти нации. Испокон веков у людей были  разные способы и опыт разрешения конфликтов, коммунисты решили  упростить – теперь главной становится «национальная идея»

Спустя  столетия государственной идеей заболел Путин. До него был долгий период  советской власти, привнесшей свои «прелести» в национальную политику. А  на самом деле была четкая градация, которая делила людей на титульные и  нетитульные нации. Особым политическим изобретением было слово «нацмен» –  национальное меньшинство. Были квоты для нацменов, поступавших в  университеты и институты, при приеме в комсомол и партию, КПСС тщательно  следила, чтобы талант определялся не знаниями или умением, а  национальной принадлежностью. Однако все упиралось в «пятый пункт»,  когда «русским» можно было многое, а «нацменам» устанавливались  ограничения. Для этого и придумывался в 1924 году список  национальностей. У Джорджа Оруэлла советская национальная политика  определа одной фразой: «Все животные равны, но одни животные более  равны, чем другие».

Самое смешное в советской национальной  политике – это свободный выбор «национальности», того разделения на  национальности, которому нет определения. «Nation» или «nationality»  означает государственную принадлежность и гражданство, для определения  различий существует расовые отличия и этнические факторы, среди которых  общность территории, культуры и язык. При этом есть огромное количество  примеров, когда люди другой культуры, языка и даже расы становились  носителем ценностей другого народа и даже расы.

Весь этот  бессмысленный и по многим признакам преступный процесс привел после  распада СССР к многочисленным конфликтам, которые зарождались еще во  времена существования Советской империи. Только коммунистам пришло в  голову назвать целые народы «врагами народа» и насильно депортировать  сотни тысяч человек за тысмячи километров от родной земли, домов и  кладбищ предков. Через 70 лет советской власти начались серьезные  столкновения на национальной почве – узбеков и кыргызов в Оше, узбеков и  месхетинцев в Фергане, абхазов и грузин в Сухуми, грузин и осетин в  Цхинвали, осетин и ингушей в Пригородном районе.

До того как  Российская империя начала захватывать чужие территории, эти народы жили  вместе или в добром соседстве, а конфликты и разногласия разрешали с  помощью адатов и традиционной дипломатии. Роднились, отдавали детей на  воспитание (аталычество), взаимно обменивались аманатами. Российская  национальная политика изменила не только ситуацию и отношения, она  начала активно вмешиваться в традиционные отношения, до того  существовавшее веками. Одновременно укреплялась «русская нация», за счет  распрей «нацменов», которые становились русскими, получая за это льготы  и явную выгоду при приеме на работу или на учебу.

Когда-то  советская пропаганда иронично рассуждала о том, что на Западе Советский  Союз продолжали называть Россией, а живущих на территории РСФСР -  «русскими». Прошло время и оказалось, что пропаганда зря ехидничала – за  это время несколько поколений «нацменов» успешно ассимилировались,  большинство забыли родные языки предков. Нынешняя Россия воплотила те  идеи, которые обсуждались и разрабатывались в XVIII-XIX веках. Немногие  регионы могут похвалиться тем, что используют родные языки в СМИ, как  чеченцы или татары.

Но случилось неожиданное – оказалось, что  «русской» культуры нет. Матрешки – японские, балалайки – от  тюрок-кочевников, «тульский самовар» - китайский, «русские пельмени» -  монгольские, кокошник – оттуда же. Ансамбль «Березка» танцует  придуманные танцы, вероятно исконно русскими могут быть матерные  частушки, хотя и мат по большей части тоже пришлый. Согнать в одну  огромную толпу людей разного этнического происхождения, назвать их  «русскими» исключительно по государственному признаку – для массовости и  для устрашения других.

В общем, получилась ОПГ с "национальным" уклоном...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded