February 22nd, 2012

Осторожно, форточка закрывается

"Форточка", само собой - в кавычках.
Так принято называть.
Остатки СМИ.
Независимых от государства.
"Форточку" оставил Путин.
В 2000 году.
После того как подписал.
Доктрину информационной безопасности.
И "форточка" должна была.
Создать иллюзию свободы слова.

На деле "форточкой" пользовались 5-6 процентов населения.
И особого беспокойства для Кремля не составляли.
Зато видимость была.
Для ОБСЕ.
Для Совета Европы.
Для западных критиков.
Эту "форточку" терпели.
Даже как-то поощряли.
Иногда приглашали - поручкаться.
Как Венедиктова.

Теперь "форточку" прикрывают.
За ненадобностью.
Все равно никто не поверит.
Что в России есть свобода слова.
"Эхо Москвы" с двумя миллионами слушателей.
Или "Новая газета" с еще меньшим количеством читателей.
Или "Коммерсантъ" - совсем крохотная "свобода слова".
Или раскручиваемый "Дождь".

В регионах "форточек" почти не осталось.
Часть добровольно пожелтела.
Другая заняла нейтральную позицию.
Многие ушли в "паркет".

Российское общество остается советским.
Смотрит телевизор.
Путинскую пропаганду.
Или слушает музыкальное радио.
Политически активный интернет - на том же уровне.
В 5-6 процентов.
Может, за год вырос еще на несколько процентов.

Но Кремль нервничает.
Поскольку боится.
Что эти 5-6 процентов смогут убедить еще какое-то количество.
Не верить пропаганде.
Ну и...
По старому - "мочить" и "не пущать".

Выход?
Нет его.
Потому что - молчат.
Молчали всегда.
В 2000 году.
В 2004-м.
В 2008-м.
Получали ордена - и молчали.
Их коллег убивали - они молчали.
На митинги памяти Ани Политковской.
Приходили 150-200 человек.
Остальные продолжали молчать.

Кремль отстреливал по одному.
Настойчиво.
Посмеиваясь над слезами по убиенным.
И над журналистами.
Которые молчат.
Потому что Кремль знает.
Нет сопротивления.
Значит - все можно.
Нет протестов - значит так и будет дальше.

У меня нет никакого желания иронизировать.
Я 17 лет пытался понять.
Что делать с российской журналистикой.
Для которой "свобода слова".
Начинается и заканчивается короткими заявлениями.
И стенаниями по поводу ее отсутствия.
По-горбачевски.
Объявил гласность - все захлопали в ладоши.
И подумали, что это и есть "свобода слова".
Путин начал зажимать.
И оказалось, что ни слов, ни свободы нет.

А свободы не бывает подаренной.
Свобода может быть только завоеванной.
Как в свое время в Польше.
Как в Чехии.
Как в Монголии, наконец.
В России привыкли к декларируемой свободе.
Скажут в Кремле - поверят.
Зажмут - без сопротивления примут.


Извещение

Некоторое время назад.
В Twitter`e.
Появился микроблог под моим именем - OlegPanfilov.
И моим юзерпиком из ЖЖ.
Twitter`om я тогда не пользовался.
Но периодически стал получать ссылки.
На то, как некий придурок под моим именем.
Писал всякие глупости.

Пару недель назад я открыл свой микроблог - Oleg-Sandro Panfilov.
Как в Facebook`e.
Фальшивый OlegPanfilov тут же спёр фотографию.

А сегодня я от него получил письмецо.

Олег. Предлагаю взаимовыгодное сотрудничество.
Вы размещаете у себя в блоге позитивную информации о России и В.В. Путине, мы готовы предложить хорошие финансовые условия.


Вай ме, как говорят у нас в Грузии.
Какие же они, путиноиды, тупые...




Закрыты сайты Центра экстремальной журналистики

Закрыт доступ к главному сайту.
Центра экстремальной журналистики.
И к остальным 20 - также.
Союз журналистов России уничтожил.
Самую крупную российскую медийную организацию.
Из-за прихоти нескольких чиновников из СЖР.
И амбиций тов. Ажгихиной.
Пользователи сайтов теперь не могут получать рассылку новостей.
А их было до 50 сообщений в день.
Закрыт доступ к самой большой электронной бибилиотеке по журналистике.
Где находились около 3000 книг.
Нет доступа с материалам мониторинга.
Нарушений прав журналистов.

Союз журналистов СССР России.
Продолжает изображать организацию.
Якобы помощи журналистам.